Устроили сцену: Пекторалис с прибором и король Лир на платформе

31.03.2019 0

Перегретые ожидания — так в двух словах можно сказать о мартовских премьерах московских театров. Ни громкие имена, ни популярные сюжеты, увы, не спасали публику от скуки. Хотя, конечно, были и исключения. Именно о них и расскажут «Известия» в традиционном обзоре.

Большой переезд

Обнаружить в этом какую-то логику сложно: художественный руководитель одного театра ставит спектакль в другом театре силами исключительно актеров своей труппы. Что тогда мешает воплотить задачу на собственной сцене или поработать с актерами приглашающей, так сказать, стороны?

«Поклонникам «Брата» нужен театральный аналог»

Худрук МХАТа им. М. Горького Эдуард Бояков — о запросах публики, смелости Татьяны Дорониной и брежневском шедевре

Архаичный МХАТ им. Горького, где не так давно произошла «бархатная революция» и многолетний его лидер Татьяна Доронина получила пост бессрочного президента театра, начал перестройку силами новой команды. В нее вошли Эдуард Бояков, Сергей Пускепалис и Захар Прилепин, люди амбициозные, в художественных кругах хорошо известные. И первой работой, предъявленной этим трио, стали поставленные Андреем Кончаловским «Сцены из супружеской жизни».

Далеко не все знают, что с 2016 года, после смерти худрука Театра им. Моссовета Павла Хомского, Андрей Сергеевич входит в режиссерское управление этого популярного московского коллектива. В разные годы Кончаловский выпустил на моссоветовских подмостках четыре спектакля по Чехову. А вот со «Сценами…», в основу которых лег сценарий великого шведского режиссера Ингмара Бергмана, он пришел во МХАТ. Точнее сказать, перенес туда свой спектакль, поставленный в прошлом году в Неаполе. Перенес вместе с декорациями и… актрисой. Юлия Высоцкая играла в Неаполе на итальянском. Там ее героиню звали Миланкой, в Москве она — Марина. В пару к супруге, играющей во всех его спектаклях, режиссер поставил ведущего актера «Моссовета» Александра Домогарова — они давно уже сложившийся дуэт. В данном случае играют супружескую пару до и после развода. Текст Бергмана переписан и дополнен. Действие перенесено в Москву 1990-х, о чем напоминают видеозаставки между эпизодами. И эта трансплантация вызывает еще один вопрос — «зачем».

Сцены из супружеской жизни

Ингмар Бергман «Сцены из супружеской жизни». Марина — заслуженная артистка России Юлия Высоцкая, Иван — народный артист России Александр Домогаров

Фото: mxat-teatr.ru

Постановщик объяснил это желанием сделать шведскую историю понятной русскому зрителю. Но в таком случае для «непонятливой» отечественной публики надо переносить в родные пенаты Отелло и Дездемону, Ромео и Джульетту, Стенли Ковальски и Бланш Дюбуа и так далее, и тому подобное. В пересказе Кончаловского Бергман напоминает заштатного драматурга из глубинки, а сама постановка — антрепризу средней руки. Если с афиши убрать два громких имени — Бергмана и Кончаловского, то даже искушенный театрал не скажет вам, кто писал, кто ставил. По сути это и есть антреприза — с двумя медийными лицами, примитивной декорацией и незатейливым сюжетом. Идеальный вариант для «чеса» по провинции. Странно лишь, что «чес» этот начался с почтенного МХАТа.

«Среди наших идей — создание театрального квартала»

Владимир Машков — о будущем театра, зеркалах и «Матросской Тишине»

Железный немец и испанская вдова

Пока моссоветовец Кончаловский ставил во МХАТе, новоиспеченный мхатовец Пускепалис выпустил премьеру в Театре имени Олега Табакова, где тоже силами худрука Владимира Машкова осуществляется реанимация сильно подувядшей труппы.

Спектакль «Русская война Пекторалиса» поставлен по повести Николая Лескова «Железная воля», которую инсценировал Олег Грисевич. Сам Лесков называл написанное в 1876 году произведение «анекдотом про немца» и не включил в прижизненное собрание сочинений. Исследователи утверждают, что в повести автор использовал факты собственной биографии и у персонажей есть прототипы.

Русская война Пекторалиса

Спектакль «Русская война Пекторалиса»

Фото: tabakov.ru

Немецкий инженер Гуго Карлович Пекторалис (его играет Иван Шибанов), обладатель железной воли, приезжает в Россию, чтобы заработать денег на свадьбу, работая на заводе. И осознает, что умом Россию не понять, и топор его железной воли вязнет в русском тесте. Это не столько производственный роман, сколько история о разнице менталитета, рассказанная внятно, метафорично, увлекательно. Постановщик задействовал звезд труппы — Виталия Егорова, Сергея Угрюмова, Евгения Миллера, Сергея Беляева. Спектакль визуально эффектный и технически сложный: предпремьерный показ, на котором присутствовал ваш обозреватель, из-за проблем с механизмами задержали почти на час…

Живая вода: такую награду хотел бы получить легендарный Римас Туминас

СТД России пригласил театральных деятелей на блины и вручение премии

Театр им. Вахтангова представил очень вахтанговский по духу спектакль: на Симоновской сцене молодые артисты, вчерашние студенты Щукинского училища, выпускники курса Александра Коручекова, искрометно сыграли «Комедию о вдове». В основе — стихотворная пьеса испанского классика Лопе де Веги «Валенсианская вдова», написанная в 1619 году. В нашей стране эта комедия о молодой вдове Леонарде, которая после смерти мужа поклялась не выходить замуж, однако не устояла перед новой любовью, была с успехом поставлена несколько десятилетий назад в ленинградском Театре комедии и в московском Ленкоме. Талантливая Евгения Ивашова, играющая Леонарду, вступает в состязание с прежними знаменитыми исполнительницами — Софьей Гиацинтовой и Еленой Юнгер.

Не ищите в программке фамилии режиссера — зрелище позиционируется как «сочинение единомышленников». Сами срежиссировали, сами сыграли. Наверное, так и надо действовать в наше время.

Не спелись

Про Театр Наций злые языки говорят, что это место, где лучшие режиссеры ставят свои худшие спектакли. С этим, конечно, можно поспорить, однако недавняя премьера — мюзикл «Стиляги» в постановке режиссера Алексея Франдетти — стала тому подтверждением. Как и расхожему мнению, что «мюзикл — не наш жанр». Трудно избежать сравнений с одноименным фильмом Валерия Тодоровского, который послужил источником для сценического воплощения. Дело даже не в возможностях кинематографа и бюджетах, а в разнице таланта. Или талантов.

Фото: theatreofnations.ru/Ира ПолярнаяМюзикл «Стиляги»

«Театр может быть любым, только не скучным»

Заслуженная артистка РФ Инга Оболдина — о любви к экспериментам, дружбе с Чулпан Хаматовой и моноспектакле по Стивену Кингу

Франдетти умудрился из двух с половиной тысяч желающих сыграть в его мюзикле сколотить на редкость малоубедительный состав. Среди исполнителей ни одной звезды. И для тех, кто видел фильм с участием Олега Янковского, Сергея Гармаша, Антона Шагина, Леонида Ярмольника, Оксаны Акиньшиной, это будет сильным ударом (возможно, мне не повезло с составом, но это слабое утешение). Согласно инсайдерской информации, участие звезд планировалось, но в итоге с кем-то не договорились по срокам, с кем-то по деньгам, с кем-то просто не нашли общего языка. Предъявленным публике исполнителям не хватает голосов, обаяния и драматизма. Спектакль оставляет ощущение недодуманного, недоделанного, неотрепетированного. И попросту визуально и музыкально бедного, что странно для Театра Наций. Скудная хореография и сценография — еще одна проблема этих «Стиляг». В результате премьера стала событием не театральным, а светским.

Новый традиционализм

Но случился на московской сцене и спектакль-событие. Евгений Каменькович поставил в Мастерской Петра Фоменко шекспировского «Короля Лира» именно так, как его могли бы сыграть при жизни автора в легендарном «Глобусе»: минимум декораций и спецэффектов, максимум чувств и страстей.

Сценограф Александр Боровский придумал белую подвижную деревянную платформу, одновременно и современную, и вневременную, которую можно трансформировать, и это основное сценическое пространство. Ощущение, что спектакль играют на площади, под открытым небом, но лишив его неизбежных в таком случае наигрыша и нарочитости.

Король Лир

Спектакль «Король Лир»

Фото: fomenko.theatre.ru/Анна Белякова

Во всем продуманный до мелочей, верный оригиналу, этот длинный спектакль захватывает с первых минут и не отпускает до финала. И это во многом заслуга актерского ансамбля, для которого нет больших и маленьких ролей, и постановщика, который придумал характер каждому персонажу.

Лир в исполнении 53-летнего Карена Бадалова — не старец, который заявляет дочерям «я устал и ухожу». В таком возрасте нынешние правители не отрекаются от власти, а лишь приходят к ней. А потому, глядя на этого сильного, энергичного и эгоистичного Лира, задаешься вопросом: может, деспот просто чудачит, затеяв делить свое королевство, и вот-вот отменит свое решение? Нет, ему и впрямь надоело бремя власти, мотор истории уже запущен, и его не остановить…

Источник: iz.ru