Северный полис: как выбраться из умирающего поселка

18.05.2019 0

В Советском Союзе далеко не все ехали на Север «за туманом и за запахом тайги». Основным фактором в решении переселиться в холодные края, обживать и развивать их являлись востребованность на рынке труда и высокие заработки. В последние десятилетия ситуация изменилась: жить там стало дорого и непрестижно. Молодые, трудоспособные уезжают, пенсионеры, может, и хотели бы уехать, но некуда и не на что. В итоге за последние 25 лет местное население заметно постарело. В настоящее время государство декларирует курс на интенсивное развитие северных территорий, однако без обновления части населения и вливания свежей крови сделать это очень трудно. Одним из инструментов решения этой задачи, как ни парадоксально, может стать государственная программа переселения северян. Что может заставить трудоспособное население остаться в регионе и как помочь пенсионерам умирающих поселков — разбирались «Известия».

В награду за труды

Жилая тара: почему на севере России люди десятилетиями живут в бочках

В регионах говорят, что избавиться от наследия прошлого сложно, потому что для этого нет правовой базы. Но и сами жители не всегда хотят переселяться

Программа переселения граждан из районов Крайнего Севера появилась в 1995 году как своеобразная компенсация за годы честного труда и потерянное в процессе адаптации к некомфортным условиям среды здоровье. В 2002 году она была оформлена в Федеральный закон №125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей».

Как гласят общие положения закона, актуальные на сегодняшний день, право на получение жилищной субсидии имеют граждане, прибывшие в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности не позднее 1 января 1992 года, имеющие общую продолжительность стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях не менее 15 календарных лет, не имеющие других жилых помещений на территории РФ за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей и не получавшие субсидии на эти цели.

Крайний_Север

Рисунок, сделанный в 60-х годах на стене Дома Культуры в одном из северных поселков

Фото: Global Look Press/Serguei Fomine

В первую очередь государственные жилищные сертификаты (ГЖС) предоставляются инвалидам I и II групп, инвалидам с детства, во вторую очередь — пенсионерам, в третью очередь — гражданам, признанным в установленном порядке безработными, в четвертую очередь — работающим гражданам.

Деревенские истории: как русское село принимает мигрантов

Что будет, если поменять компьютер на печь, а Москву на Лучку

Размер жилищной субсидии определяется исходя из состава семьи гражданина, выезжающего из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей; норматива общей площади жилого помещения (33 кв. м общей площади для одиноких, 42 кв. м на семью из двух человек, по 18 кв. м на каждого члена семьи из трех и более человек).

Также размер субсидии определяется исходя из норматива стоимости 1 кв. м общей площади жилого помещения по РФ, определенного правительством (на первое полугодие 2019 г. Приказом Минстроя России от 19.12.2018 №821/пр норматив по стране составляет 43 374 руб./кв. м) и стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

20 лет спустя

Благодаря действию закона переехать в регионы с более комфортным климатом и одновременно улучшить свои жилищные условия смогли десятки тысяч россиян. В последние годы, однако, финансирование госпрограммы по переселению северян неуклонно снижается. Если, к примеру, в 2010-м на эти цели из федерального бюджета было выделено 6,8 млрд рублей, то в текущем — 5,2 млрд. В результате очереди желающих получить ГЖС движутся намного медленнее, чем людям хотелось бы. В Магаданской области есть семьи, ожидающие сертификаты по 20 и более лет.

Фото: commons.wikimedia.org/OxonhutchУсть-Омчуг, Магаданская область

Людмиле Сидоровой из поселка Усть-Омчуг в июне исполнится 70 лет, ее северный стаж — 50 лет. С 2002 года она стоит в очереди на получение ГЖС как неработающий пенсионер.

Родное пепелище: как живется там, где жить нельзя

Врачи «скорой» думают, что ошиблись адресом, когда видят один из жилых домов Омска

Тяжело одной, родственники все давно на материке. Помочь с переездом им не на что, а за свою двухкомнатную квартиру, даже если продам ее со всем, что в ней есть, выручу максимум 400 тыс. рублей, хоть у меня и хорошее жилье — теплое, с ремонтом. Не выехать мне никак без помощи государства.

Три раза по три

Валентине Ермолиной из поселка им. Гастелло 67 лет, ее северный стаж 50 лет. Она стоит в очереди на получение ГЖС 20 лет.

— Нас, живущих в поселке, всего-то 15–20 семей осталось на два аварийных дома, и все ждем субсидий, — говорит она. — Давно уже никто не получал, только семьи с детьми переселили, а нас попросили подождать. Согласились, конечно: как здесь с детками — садика нет, школа закрыта, работать негде. Нас пообещали через три года переселить. Уже несколько раз по три прошло. Полы в доме проваливаются, туалет скоро под пол уйдет, трубы рвутся, канализация льется под дом — сливные ямы ведь никто не откачивает. Магазин есть, но цены… Мясо 700 рублей, хлеб 60 рублей, колбасы — от 600, сыры — от 700. На пенсию не шибко разгуляешься, иные впроголодь сидят.

Крайний_Север

Вид на город Магадан

Фото: РИА Новости/Александр Крылов

Рейсовые автобусы в райцентр, до которого 107 км, не ходят, местным жителям приходится брать такси за 500 рублей. А чтобы доехать до Магадана, например, в больницу или за покупками, приходится платить 2 тыс. рублей.

Есть всё, кроме людей: в воронежском селе ждут переселенцев из Забайкалья

Маленькие деревни не успевают за ростом аграрных предприятий в Черноземье

Я вообще не очень хочу с Колымы уезжать, — признается пенсионерка. — У меня дети, внуки в Магадане, куда я от них? Но и в таких диких условиях жить невозможно. С радостью переехала бы поближе к областному центру.

Куда исчезают сертификаты

У Марии Зайцевой из поселка Омчак северный стаж больше 40 лет, а в очереди на получение ГЖС она стоит с 1998 года.

В Омчаке все жилье признано аварийным, кроме одного дома, построенного 10 лет назад, — рассказывает она. — Питьевая вода привозная, та, что из кранов, ужасного качества. Люди болеют, а участковую больницу закрыли. Поселок в пыли, грязи. От взрывов, которые золоторудная компания производит на карьерах поблизости, у нас стены трещат и содрогаются, того и гляди завалит. Сколько лет просим нас расселить! Это не жизнь, а мучение. Но субсидии не дают, последние несколько лет вообще никто из наших не получал.

Крайний_Север

Фото: Global Look Press/Serguei Fomine

За лучшей жизнью

С 2014 по 2017 год с Украины в РФ переехало более 600 тыс. человек

По ее словам, в 2015 году на район дали 14 сертификатов, и по одному из них из Омчака уехала одна женщина. Куда делись остальные — неизвестно. Запросы жителей в райадминистрацию остаются без ответа.

— Даже какая я по счету в очереди, не знаю, — говорит она. — Люди руки опустили. Один вопрос остался: когда нам умирать?

Поселок, которого нет

Наталья Якимчук из поселка Транспортный ждет получения ГЖС 21 год.

Стою в очереди, наверное, посмертно, — говорит она. — То закрывают наш поселок, то не закрывают, то признают неперспективным и обещают за счет местного бюджета расселить, то говорят: ждите федеральных субсидий. Сколько еще ждать? Зимой по пояс в снегу, весной по пояс в грязи. Вид у поселка ужасающий, всё разбито.

Крайний_Север

Фото: Global Look Press/Serguei Fomine

Она рассказывает, что лет семь назад дорожники поднимали полотно участка региональной автодороги, которая проходит через поселок. Местные жители попросили их пустить дорогу в объезд, чтобы не дышать круглый год пылью. Вместо ответа им показали карту, на которой их поселка вообще нет. Даже на почте одно время не принимали посылки в Транспортный — говорили, что нет такого населенного пункта.

Аварийного жилья в стране меньше не становится

За время действия программы расселения образовалась новая очередь живущих в непригодных условиях

Сдается нам, что по документам мы все давно отсюда выселены, — говорит она. — Но мы-то здесь, и мы живые! Нас 50 человек. Неужели для того, чтобы нас расселить, прекратить наши мытарства, у государства нет денег? Если бы власть доплачивала нам за всё, чего мы, здесь находясь, не видим, то, уверена, уже давно бы деньги на расселение нашли. Мы не против севера, мы против таких условий выживания. Хочется выехать в тепло, в цивилизацию, пока при памяти и при относительном здоровье.

На юг через 150 лет

По информации министерства экономического развития, инвестиционной политики и инноваций Магаданской области, на данный момент общая очередь колымчан, желающих получить ГЖС, насчитывает 16,5 тыс. человек (7,9 тыс. семей).

Не все, конечно, находятся в таких невозможных условиях, как жители поселков Транспортный или Омчак, и тем не менее выдача 40–50 сертификатов при выделении денег в размере 170–190 млн рублей в год — этого слишком мало. Такими темпами расселять колымчан придется около 150 лет.

Фото: ТАСС/Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФПремьер-министр РФ Дмитрий Медведев и временно исполняющий обязанности губернатора Магаданской области Сергей Носов во время встречи в подмосковной резиденции «Горки». 31 августа 2018 года

В августе 2018 года проблему недостаточного финансирования госпрограммы по расселению северян по многочисленным обращениям граждан поднимал руководитель региона, тогда еще врио губернатора Магаданской области Сергей Носов на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Сносные деньги

Почему в Бурятии сжигают ветхое жилье

— Жилищные сертификаты когда-то были или должны были стать одним из преимуществ, обеспечивающих привлекательность районов Дальнего Востока и Крайнего Севера. Но на данный момент сложилась следующая ситуация: задолженность по ним уже составляет 17 млрд рублей, — заявил Сергей Носов. — Ежегодно из федерального бюджета в область приходит меньше 1% от суммы. При этом стоимость квадратного метра жилья возрастает ежегодно примерно на 12%. И уже к 2025 году эта задолженность, по прогнозам, будет составлять 26 млрд рублей. После принятия поправок к закону о наследовании задолженности цифра переходит в бесконечность.

Расстановка приоритетов

Глава области считает, что нужны новые подходы к решению этой сложной ситуации. Соседи-северяне также озабочены данной проблемой. Так, депутат Госдумы от Чукотского автономного округа Валентина Рудченко для ускорения процесса переселения предложила исключить из очереди тех, кто уже, не дождавшись помощи от государства, уехал за пределы Крайнего Севера и фактически ждет компенсации личных затрат.

Крайний_Север

Фото: Global Look Press/Serguei Fomine

Кроме того, депутат считает целесообразным исключение из числа получателей ГЖС жителей приравненных к Крайнему Северу районов и территорий с наличием крупных промышленных предприятий, таких как Ямало-Ненецкий АО, способных за счет собственных средств вывозить граждан в места с более благоприятным климатом.

Колыма имеет свое мнение по этому вопросу. Регион уже направлял в Москву предложения — в частности, по наделению субъектов полномочиями пропорционально перераспределять поступающие финансовые средства по группам населения. Иначе получается так, что первоочередной группе — инвалидам — выдаются ГЖС в течение 2–3 лет, а очередь в наиболее многочисленной группе пенсионеров почти не движется. Также Магаданская область предлагала выделить в особую, приоритетную группу граждан в возрасте 80+, у которых нет времени ждать.

Штрафы ускорили расселение аварийного жилья втрое

После введения финансовой ответственности за невыполнение госпрограммы регионы вернули в бюджет более полумиллиарда рублей

Внутренняя миграция

Сегодня правительство области видит еще один вариант ускорения процесса расселения.

Мы продолжаем настаивать на увеличении финансирования государственной программы по расселению северян, но с возможностью выбора: уехать с территории Магаданской области либо остаться, но в более комфортных условиях — с переездом в Магадан или его окрестности, — поясняет министр экономического развития, инвестиционной политики и инноваций Ирина Пеньевская. — Такое решение было бы как в интересах самих людей, так и в интересах северных и дальневосточных регионов, поскольку внутренняя миграция, с одной стороны, существенно уменьшила бы отток трудоспособного населения, а с другой, оживила бы ситуацию на местном рынке жилья и стала дополнительным стимулом в развитии жилищного строительства.

Возможность выбора места переселения (свой или другой регион), в отличие от 125-ФЗ, дает 211-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из закрывающихся населенных пунктов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» от 07.07.2011.

Крайний_Север

Фото: Depositphotos

Транспортный, им. Гастелло, Мадаун (еще один поселок Тенькинского района) — умирающие. Работавшие здесь некогда госпредприятия давно закрыты, социальная инфраструктура разрушена, жилфонд аварийный, транспортная доступность — понятие весьма относительное. Признать их закрывающимися и расселить, применив 211-ФЗ, — лучшее, что можно сделать для оставшихся жителей, а они уже сами выберут, покинуть регион или нет.

Источник: iz.ru