На острие: надо ли раздавать наркоманам стерильные шприцы?

20.05.2019 0

Каждый вторник и четверг у этой столичной аптеки стоит белая «Газель». «Целевая аудитория» машину уже прекрасно знает и ждет. Это автомобиль Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости Андрея Рылькова. В рамках проекта «Снижение вреда — Москва» они раздают наркоманам чистые шприцы, мази, бинты, информационные материалы, проводят короткие консультации. Похожие программы есть и у других некоммерческих организаций в разных городах России. Уже с момента их появления ведутся активные обсуждения: насколько это эффективно и правильно, не вырастет ли от этого число употребляющих наркотики? В том, как работает такая система, решил разобраться корреспондент «Известий».

Мост в будущее

— Что это? — спрашивает подвыпивший мужчина, заглядывая в «Газель». Максим, координатор выездной службы, уже в третий раз за день с готовностью объясняет.

— Программа по профилактике ВИЧ среди наркопотребителей.

— И что вы им, шприцы раздаете? Прямо здесь?

— Ну пустые же шприцы, господи.

Удостоверившись в чистоте намерений бригады и, видимо, испугавшись предложенной Максимом литературы о ВИЧ и гепатите, мужчина удалился.

Фото: ТАСС/Интерпресс/Павел Каравашкин

В России стало меньше наркоманов

Суть таких проектов действительно понимают немногие, обращая внимание лишь на одну сторону работы — распространение шприцев. Хотя задача намного шире — это cнижение вероятности заражения гепатитом С, передозировок, проблем с законом и других последствий употребления наркотиков. С этой целью выездные группы раздают не только шприцы, но и средства для обработки ран и язв, одежду, литературу. Каждому желающему предлагают сделать тест на ВИЧ и гепатит, рассказывают о возможностях лечения. При необходимости связывают со специалистами, оказывающими психологическую и юридическую помощь, а также сопровождают в медицинские учреждения.

Пользу от большей части их работы признают и многие врачи, но в вопросе распространения шприцев согласия у специалистов все еще нет. «Я не сторонник того, чтобы активным потребителям раздавали стерильные шприцы. Не сторонник в плане мотивации на лечение. Мы так только стимулируем человека дальше употреблять наркотики», — считает главврач ГАУЗ СО «Областная наркологическая больница» Антон Поддубный.

«Искоренить наркоманию не получится»

Главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России Евгений Брюн о ситуации с наркозависимостью в России и в мире

Гораздо эффективнее, по его мнению, механизм, работающий сейчас в Екатеринбурге. Там НКО берут на себя лишь социальную работу. «К ним приходят за одеждой, продуктами, психологической поддержкой. Там тоже работают бывшие потребители, фактически равные консультанты. Они предлагают людям, которые боятся делать это самостоятельно, обратиться в наркологию. У нас с ними налажен прямой контакт», — объясняет Поддубный в беседе с «Известиями».

Против таких «более правильных» схем сотрудники московской выездной службы тоже ничего не имеют. Но в том, будут ли активные наркопотребители приходить исключительно за такой поддержкой, сомневаются.

Максим не только координатор проекта, но и сам бывший наркозависимый, поэтому прекрасно знает и понимает интересы этой социальной группы. Душеспасительные беседы и призывы лечь в наркологию на человека, думающего в первую очередь о наркотиках, действуют, по его мнению, мало. «С зависимостью не работают вещи в лоб из серии «всех в реабилитационные центры загоним и вылечим». Ну не работает это, такое уж заболевание. Для того чтобы вылечить эту болезнь, нужно время».

И именно его своим подопечным хотят подарить в выездной службе. Те же стерильные шприцы и презервативы, которые раздают социальные работники, уменьшают вероятность заражения ВИЧ среди одной из главных групп риска.

Фото: ТАСС/Интерпресс/Роман Пименов

В то же время такая помощь, общение на равных и без осуждения помогают установить между соцработниками и наркоманами более доверительные отношения. «Я родом из Твери, там была служба такого же плана. Меня изумило, что есть люди, готовые помочь, не требуя от меня ничего в сиюминутной перспективе, — вспоминает Максим. — Раньше я жил в парадигме, что всем что-то нужно: «мусорам» — чтобы сдал кого-то, соупотребителям — чтобы достал что-то, в больницах — чтобы бросил сразу. Тут же люди просто верят в тебя. Это меня подкупило, стал вращаться в этой сфере, а когда завязал, сделал это уже профессией».

Рейтинг неблагополучия

Проблема наркомании актуальна не только для бедных субъектов федерации, но и для финансово успешных

Сейчас в столице такой деятельностью занимается только один фонд. Обычно на аутрич (работу с закрытыми социальными группами в привычных для них местах. — «Известия») сотрудники отправляются по двое, чтобы не привлекать лишнего внимания, и в вечерние часы, когда собирается «целевая аудитория».

Здесь, напротив одной из столичных аптек, служба «Снижения вреда» стоит по вторникам и четвергам. За три часа работы к «Газели» подошло около 20 человек. Почти все — старые знакомые службы. Их работники знают уже несколько лет.

Тех, кто пришел сюда просто взять шприц, — абсолютное меньшинство. Остальные просили совет, узнавали о новых мероприятиях фонда, открыто делились своими проблемами и удачами.

Алексей, например, порадовал группу тем, что уже месяц работает техником в службе эксплуатации торговых точек.

— Вот испытательный срок закончился, — рассказывает мужчина, усаживаясь в салон, пока Максим собирает ему пакет.

— Лех, ну это вообще здорово, доход, стабильность, — каждая подобная история Максима и других соцработников искренне радует.

— Да, деньги — это, конечно, важно, но главное — на меня смотрят не как на чертика, которому нельзя доверить ни копейки. Я тут чувствую себя нужным. Да и коллектив хороший, с ними и поговорить можно. Знаешь, у нас же разговоры у всех только об одном. А здесь у людей вообще другие интересы. Они живут… ну обычной жизнью. Жизнью нормального человека. Замечают, что происходит вокруг, — рассуждает мужчина, крутя в руке сигарету.

Фото: ТАСС/Интерпресс/Роман Пименов

В ближайшем будущем, как уверяет Алексей, попробует совсем завязать с наркотиками и даже надеется завести семью. Правда, на последнее просит соцработников особенно не рассчитывать.

— Мы всё равно будем за тебя болеть, — говорит на прощанье коллега Максима.

— Да лучше инсулинку еще дайте, — шутит мужчина, выходя из микроавтобуса.

В России разрабатывают вакцину от наркомании

Она будет блокировать действие героина и морфина

И хотя с пустыми руками никто из посетителей «Газели» не ушел, даже это, по мнению специалистов, значит многое. «Когда человек приходит, не важно, за какой помощью, значит, не всё потеряно, значит, можно как-то достучаться, — уверена психолог организации «Новые возможности» Елена Канакова. — Еще лет 20 назад, студенткой, я была волонтером в таком проекте. Это не просто выдача шприцев. Мы с ними общались, разговаривали, предлагали консультацию врача, информационные материалы. Были, конечно, и люди, которые просто брали шприцы и до свидания, но больше половины хотели получить еще и другую поддержку».

Говорить, что из-за параллельной раздачи шприцев растет спрос на наркотики, по мнению Елены, нельзя. «Мы ведь не просто так их каждому выдавали. Бывает приходили подростки компанией 4–5 человек, хихикают, говорят, мы тоже хотим. Начнешь с ними говорить — они ничего не знают об этом, никогда не пробовали, им просто любопытно. Мы, конечно, не дали им шприцы, а просто удовлетворили интерес, рассказали, чем это чревато, о проблемах. Они поняли, что это не тема для смеха. Ребята вообще оказались футболистами. Мы поговорили о спорте, они поняли, что от наркотиков им будет только хуже. Так что я считаю, что от такой работы люди, наоборот, будут относиться к проблеме более осмысленно и серьезно».

Отрава у дома: «легкий» наркотик приводит к необратимым последствиям

Так ли безопасна марихуана, как уверяют сторонники легализации

Капля в море

Проект существует главным образом на зарубежные гранты, поэтому угадать, на что хватит средств в следующем году, никто не может. Сотрудничество с государством у московской организации пока не ладится. Как рассказывает Максим, единственное успешное взаимодействие с теми же правоохранительными органами состоялось лишь один раз несколько лет назад. Тогда соцработникам позволили провести лекцию на тему профилактики наркомании и ВИЧ. Все последующие письма с предложениями оставались без ответа.

Говорить о финансировании такой деятельности со стороны государства пока тоже не приходится. В таких условиях охватить большую территорию выездной группе почти невозможно. Достаточно сказать, что автомобиль у столичной службы всего один (а в Санкт-Петербурге, например, их три).

Фото: TASS/AP/Rahmat GulРеабилитационный центр для наркозависимых

Так, и лекарства, и больницы, и реабилитационные центры для лечения наркозависимых людей есть, но решаются туда обратиться пока немногие. У кого-то уже был негативный опыт общения с врачами, кто-то боится проблем с законом, кому-то мешают предрассудки.

Лучше всех понять это и объяснить, как действовать дальше, могут те, кто и сам сталкивался с такими проблемами. «Для меня уличная социальная работа — это такой мостик между людьми и возможностями. Понятно, что 90% все равно не пройдет до его конца, какая-то часть погибнет — от зависимости, от СПИДа, от еще чего-то, но нам нужно его сохранять, чтобы у оставшихся была надежда», — говорит Максим, раскладывая по местам коробки. На сегодня работы службы закончена, а уже завтра «Газель» будут ждать на другом конце Москвы.

Источник: iz.ru