«Мы не обязаны вам»: соцслужбы год не помогали инвалиду в Тюмени

27.02.2019 0

Год назад тюменское отделение Фонда социального страхования начало обеспечивать нуждающихся средствами реабилитации. Работа была поставлена так эффективно, что тюменский инвалид за это время не получил практически никакой помощи. «Известия» разобрались в проблеме и выяснили, что с подобным сталкиваются люди по всей стране.

Обставили сносом: во время демонтажа гаража пропали вещи инвалида

Почему процедура сноса боксов в Подмосковье напоминает мародерство

Непосвященные люди редко задумываются о том, как живут люди с травмами опорно-двигательного аппарата. О том, что обычные задачи вроде похода в туалет для них иногда представляют большую трудность. Для нормальной жизни некоторым из них необходимы специальные средства реабилитации: пеленки, памперсы, уринальные презервативы, мешки для сбора мочи и крепления для них.

Обеспечивать ими инвалидов должны региональные органы соцзащиты. Но регионы постепенно передают эти обязанности (и траты) отделениям Фонда социального страхования (ФСС). В январе 2018 года это произошло в Тюмени, и с тех пор начались беды Антона, инвалида первой группы после спинальной травмы.

Самолечение за 50% стоимости

«Самая большая проблема для мужа — это уропрезервативы и мешки для сбора мочи, которые к ним прикрепляются. Без уропрезервативов он не может обойтись, и с этим хуже всего. Во-первых, это дорого. Во-вторых, ФСС предоставлял их буквально два раза за год», — рассказывает «Известиям» жена Антона Елена.

Без вины виноватые

​​​​​​​Почему в России продолжают издеваться над инвалидами

Пока распределением занимались региональные органы соцзащиты, Антону выдали запас, которого должно было хватить до конца января. От ФСС он получил новые уропрезервативы только в этом феврале.

«Перед этим в сентябре нам дали одну коробку мешков для мочи, — продолжает Елена. — Раньше, если у органов соцзащиты бывали задержки, потом они отдавали за весь тот период, когда мы сами покупали. И у нас получалось, что был запас. Если опять задержка, мы его использовали. Мы позвонили и спросили: «Почему, если вы столько времени не давали, выдали сейчас только одну коробку?» Нам сказали: «Мы не обязаны вам давать. Есть возможность, мы даем, нет возможности, покупайте сами и предоставляйте чеки».
Мы говорим: «Так у нас по ИПР (индивидуальной программе реабилитации. — Прим. ред.) это прописано и обязательно к исполнению». Отвечают: «Это не обязательно к исполнению, а лишь рекомендовано».

Фото: invafishki.info

Вылечат с трудом: как в частных центрах реабилитации узаконили рабство

«Клиники», подобные той, где умирал актер Дмитрий Марьянов, продолжают безнаказанно вести свой бизнес

Практика, когда пациенты сами покупают технические средства реабилитации, а потом по чекам получают за них деньги у органов соцзащиты, прописана в постановлении Правительства РФ № 240 от 7 апреля 2008. И люди часто на это идут, правда, не совсем по своей воле, потому что препараты нужны срочно, а когда пройдут тендеры на их закупку, не всегда понятно. 

Проблема в приказе Минздравсоцразвития России № 57н от 31 января 2011 года. По нему размер компенсации за самостоятельно купленные средства не должен превышать стоимость аналогов, предоставляемых уполномоченными органами в соответствии с ИПР инвалида. Проще говоря, возвращают не реально потраченные деньги, а сумму, в которую эта вещь обошлась при последней закупке по тендеру, как правило, оптовой. «Таким образом, в случае обращения инвалида за получением компенсации за самостоятельно приобретенные за собственный счет изделия (в случае задержки поставки, несоответствия марки поставляемых изделий желаниям инвалида) сумма компенсации может отличаться от стоимости самостоятельно приобретенных инвалидом изделий», — сообщили «Известиям» в пресс-службе Фонда социального страхования Российской Федерации.

ФСС_2

              

Фото: Depositphotos

«Когда покупаешь, возвращают через несколько месяцев и примерно 50% стоимости. Мы-то к тендерам никакого отношения не имеем и не можем взять по той цене, по которой будут заключать контракты. Розница и такой опт, как у них, — это совершенно разные вещи. Органы соцзащиты по чекам оплачивали тоже не полную стоимость, но поскольку таких задержек не было, это было не критично для нас, и появлялся запас, которого хватало», — сетует Елена.

Решается с трудом: как инвалиды могут найти себе работу

Самой главной проблемой становится информирование о вакансиях

В ответ на ее письма руководителю регионального отделения ФСС о том, что муж много месяцев не получает необходимые средства, она получила формальные ответы схожего содержания: тендер разыгрывается, вам предоставляется право закупать с предоставлением чеков. После почти года такого общения в декабре ей позвонили и сказали, что сейчас «что-то привезут»: «И привезли несколько ремешков на ногу — это резинка, на которую можно прицепить мешок для мочи. Без уропрезервативов и мешков это выглядело как издевательство», — говорит женщина.

Эксперименты с аллергией

В феврале 2019 года тюменский ФСС все-таки закупил уропрезервативы, но беды Антона на этом не закончились. На изделие одной из марок у него сильная аллергия. И фонд закупил именно их.

«Когда-то довольно давно мы попробовали их, возникла очень сильная аллергия, последствия мы расхлебывали месяца три. И нам социальные службы заменили их на другие, — вспоминает Елена. — Мы, естественно, предупредили ФСС, что на этот силикон очень серьезная аллергия. На что нам сказали: «Давайте сделаем так. Мы вам будем привозить продукцию, какая у нас есть. Вы будете ее надевать. А когда у вас будет появляться аллергия, вы будете приглашать из поликлиники доктора. И он будет вам писать, что есть аллергия. Тогда мы вам будем заменять на другую».

Трудности перехода: Минтруд намерен скорректировать термин «инвалид»

Почему это слово не такое безобидное, каким может показаться на первый взгляд

Больше чем через год после начала общения с работниками фонда терпение Елены и ее мужа все-таки закончилось. И хотя на следующий день презервативы нужной марки все-таки закупили, она написала анонимный пост в одной из городских групп. Через день ей позвонили из регионального отделения ФСС, попросили прийти через несколько дней на встречу. «Известиям» в пресс-службе федерального управления фонда сказали, что Антон «необходимыми средствами ежедневного ухода будет обеспечен в ближайшее время».

Трудности перевода

По словам Елены, проблемы ее мужа не уникальны не только для Тюменской области, но и в целом для инвалидов в России. «Мы перешли [на распределение Фондом социального страхования] в 2018 году, а многие регионы перешли с 2015 года. И везде одни и те же проблемы. Они решаются только через прокуратуру и суды», — рассказала женщина.

Новостей о том, как прокуратура обязала то или иное региональное отделение фонда выполнить обязательства, в интернете масса. Например, в декабре 2018 года выяснилось, что в Нижегородской области за год 624 инвалидам, в том числе 59 несовершеннолетним, не выдали средства реабилитации. А в этом феврале в Волгоградской области прокуроры помогли инвалиду получить компенсацию за протез, который он купил за свои деньги.

ФСС_1

              

Фото: Depositphotos

Слепой метод: что помогает незрячим ориентироваться в телефоне и мире

Прототипов сотни, реально доступных устройств — единицы

С тюменским отделением прокуратура за пять месяцев разбиралась уже дважды. В октябре оштрафовала его руководительницу на 6 тыс. рублей за то, что та ввела дополнительную процедуру проверки требований о выдаче компенсаций. Из-за этого родителям детей-инвалидов приходилось ждать деньги не один-два, а три-пять месяцев. Больше того, иногда после этих самовольно введенных проверок принималось решение компенсацию не выдавать. Так что прокуратура еще заставила местный ФСС заплатить в общей сложности больше 50 тыс. рублей трем семьям.

А в феврале — когда уже стало известно о проблемах Антона и Елены — вышло новое постановление прокуратуры по тюменскому ФСС. 62-летняя женщина подала два заявления о компенсации денег на купленные технические средства реабилитации. Первое в июне, второе в декабре 2018 года. Деньги, около 8 тыс. рублей, вернули только после проверки прокуратуры в феврале. То есть компенсации женщина ждала семь месяцев. «Выплата компенсации осуществляется территориальным органом фонда в месячный срок с даты принятия решения о ее выплате, которое принимается в течение 30 дней со дня подачи заявителем заявления», — напоминают в пресс-службе Фонда социального страхования РФ.

Источник: iz.ru