«Когда Сергей Безруков уйдет на пенсию, буду отбирать у него хлеб»

05.02.2019 0

Военная драма «Спасти Ленинград» режиссера Алексея Козлова стала лучшей новинкой минувшей недели. Фильм, основанный на реальных событиях, произошедших на Ладожском озере в 1941 году, собрал в прокате более 130 млн рублей. «Известия» расспросили исполнителя одной из главных ролей Гелу Месхи о сходстве фильма с «Титаником» и балансе между романтикой и трагедией в военном кино.

— Зрители приняли картину тепло, но журналисты назвали ее калькой с «Титаника». Вас это обижает?

— Считаю, что критика полезна. Если журналисты так всполошились, значит, их что-то зацепило, тронуло, они захотели высказаться. Не имеет смысла делать работу, если реакция на нее: «Как всё классненько, как всё ладненько…».

— Но вас такой прием расстроил?

— Наоборот. Например, мужчина, который говорил, что фильм «Спасти Ленинград» — это калька с «Титаника», после пресс-конференции подошел ко мне и сказал, что ему очень понравился мой персонаж. 

Хранить вечно: в Москве показали свидетельства подвига ленинградцев

На выставке «900 дней мужества» представлены экспонаты и фотографии из фондов Музея Победы

— Если честно, у меня при просмотре этого фильма тоже возникла ассоциация с блокбастером Джеймса Кэмерона. У вас ее не было?

— Была. «Титаник» я обожаю, всегда плачу, когда Джек умирает. Тот факт, что наш фильм сравнивают с творением Кэмерона, мне приятен. Если бы нас с Ольгой Бузовой сравнили, было бы печально: я бы понял, что иду куда-то не туда.

— Трагическая история, рассказанная в картине, основана на реальных событиях. Тем не менее фильм получился скорее романтическим, нежели полным драматизма.

— Ну и что? Драм и так в жизни хватает: войны, скандалы и конфликты. Вы только посмотрите, что творится. Да, наша история основана на реальной трагедии, о которой мы должны знать и помнить. Но даже в этих страшных обстоятельствах были люди, которые любили друг друга…

— Мне кажется, одна из главных целей военных фильмов — показать человечеству, насколько это было страшно. Я ожидала этого от фильма «Спасти Ленинград», но не получила.

— Есть в ваших словах правда. Может быть, где-то что-то недоработано, где-то недожали. Иногда такое бывает. С другой стороны, каждый воспринимает искусство через какую-то свою призму. Невозможно угодить всем, да и не нужно.

К счастью, зритель сам может выбирать, что ему смотреть. Но я всё же надеюсь, что найдутся и те, кому эта история понравится — например, молодому поколению. Хотя они те еще привереды: им Marvel подавай, спецэффекты и экшн. А может быть, они посмотрят наш фильм, у кого-то в сердце екнет, и он побежит читать историю про этот подвиг.

— Ваш герой, офицер НКВД, влюблен в главную героиню?

— Да, у него есть к ней чувства. Будь моя воля, я бы сильнее акцентировал сюжет на этом любовном треугольнике. Ему очень понравилась эта девушка. Не столько потому, что она красивая и молодая, сколько потому, что благодаря ей в этом злодейском персонаже проснулось что-то чистое, откровенное. Мой герой легко добивается девушек, он обаятельный, властный. Но Настя не похожа на остальных: невинная, при этом дерзкая. Видимо, это его и привлекло.

— Все пассажиры баржи — персонажи милые и трогательные. И лишь ваш капитан…

— Плохой? Антигерой? На самом деле это не совсем так. Он человек, который занимает определенную должность. Если не выполнит свою задачу, его либо посадят, либо расстреляют. Поэтому он поступает так, как поступает, не может по-другому, он так воспитан, хочет выжить.

— По-моему, он просто упивается своей властью.

«Титаник» на Ладоге: в прокате — фильм о трагедии баржи 752

Военная драма режиссера Алексея Козлова приурочена к юбилею снятия блокады Ленинграда

— Конечно, власть, даже небольшая, затмевает глаза. Мы же с вами знаем, как ведут себя чиновники, депутаты. Да если каждому из нас дать власть и потом посмотреть со стороны — такое вскроется… То же самое и здесь. У меня не было задачи сыграть антигероя, он таким получился. Но мне это нравится: мечта каждого актера — сыграть злодея. Никто из нас не любит амплуа Ромео и солнечных одуванчиков.

— Образ плохого мальчика для вас не в новинку. В сериале «Черная кошка» ваш герой так заигрался, что начал убивать.

— Там передо мной как раз ставили задачу из хорошего парня превратиться в монстра. Но это сериал, была возможность развернуться, раскрыть проблематику персонажа. В картине «Спасти Ленинград» такой задачи не было. Когда на барже начинается пальба, видно, что мой герой струсил.

— Но ведь после пережитого он меняется? Я о финальной сцене, где он по-доброму прощается с Настей.

— Мне кажется, что человек просто так не меняется. Он мог соврать, мог притвориться. Мне бы хотелось, чтобы этот момент каждый зритель додумал сам. Я люблю, когда в фильмах есть вопросы.

— Когда смотрела на вас в этой роли, видела копию Сергея Безрукова: интонация, мимика, фирменная хрипотца.

— Сережу? Как здорово! Мне это приятно. Когда я учился в Школе-студии МХАТ, пытался пародировать его голос. Значит, у меня не только это получилось, но и осталось на вооружении. Когда Сергей Витальевич Безруков уйдет на пенсию, буду отбирать у него хлеб (смеется).

— Почему вы ушли из Губернского театра?

— Изначально Сергей Витальевич пригласил меня играть в спектакле «Сирано де Бержерак» вместо себя. Потом он ставил «Вишневый сад», где я тоже должен был принимать участие. В это время Ренат Давлетьяров предложил мне сняться в фильме «Донбасс. Окраина», и график был составлен настолько плотно, что я, к сожалению, не смог совместить его и показы «Сирано». Мне нужно было сделать выбор, и для меня он был очевиден, ведь я жить не могу без кино. Но Губернский театр и его руководителя я очень уважаю и люблю.

— Вы часто снимаетесь в исторических фильмах и сериалах. Современные истории вам не интересны?

— Почему же? Осенью я закончил сниматься в современном проекте «Миллиард». Довелось поработать с таким выдающимся актером, как Владимир Машков, и с гениальным, на мой взгляд, режиссером Романом Прыгуновым. Премьера состоится уже этой весной. Еще с нетерпением жду выхода в прокат фильма «Донбасс». Тоже современная, как вы понимаете, история. Премьера картины уже прошла в Риме и во Франции.

— Как фильм приняли европейцы?

— По-разному. Одни говорят, что он аполитичен, другие, напротив, утверждают, что это политическая пропаганда. Мы такой цели не ставили. Просто хотели рассказать про людей, их судьбы и жизни. Не знаю, как он будет воспринят в России, но надеюсь, его поймут правильно. Люди в Донбассе выживают. Всё, чего они хотят, — быть понятыми. Наш фильм про это.

Справка «Известий»

Гела Месхи окончил Школу-студию МХАТ (мастерская К.А. Райкина) в 2009 году. Во время обучения играл в постановках учебного театра МХТ, после окончания — в труппе Театра имени Станиславского и в Московском Губернском театре. В фильмографии актера роли в проектах: «Собибор», «Черная кошка», «Сын отца народов» и др.

Источник: iz.ru