Какой будет вывод: что ждет провинцию Идлиб

16.02.2019 0

В Сочи 14 февраля прошел саммит лидеров России, Турции и Ирана, посвященный ситуации в Сирии. Основное внимание президенты трех стран уделили положению в Идлибе, планам по созданию на сирийско-турецкой границе буферной зоны и перспективам вывода американских войск из страны. В преддверии переговоров многие эксперты говорили, что после встречи в развитии сирийского конфликта с большой вероятностью откроется новая страница. На практике серьезных подвижек не произошло. И более того, похоже, все, наоборот, затаились и ждут. Чего именно — разбирались «Известия».

На идлибском фронте без перемен

Поговорили и разошлись: лидеры России и Турции провели переговоры в Москве

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган уделили особое внимание развитию сирийского кризиса

Перед тем как собраться на общую встречу, президент России Владимир Путин провел переговоры по отдельности с турецким и с иранским коллегами. Затем лидеры пообщались в трехстороннем формате. По итогам было принято совместное заявление, в котором президенты, в частности, выразили необходимость пресекать деятельность террористических группировок и согласились в том, что только сирийцы должны определять будущее своей страны.

Что касается итоговой пресс-конференции, то в тональности звучавших на ней заявлений едва ли было много нового. Так, Владимир Путин рассказал, что обсуждались «пути реализации российско-турецкого меморандума по Идлибской зоне деэскалации».

— Иранские и турецкие коллеги готовы сообща работать в целях окончательного снятия напряженности и стабилизации в Идлибе. Договорились предпринять на этот счет дополнительные шаги. Исходим из того, что поддержание режима прекращения боевых действий не должно идти в ущерб усилиям по борьбе с терроризмом. Поэтому хотел бы еще раз повторить, создание Идлибской зоны деэскалации является временной мерой, — отметил российский президент.

эдлиб

Президент РФ Владимир Путин, президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и президент Исламской Республики Иран Хасан Рухани (слева) во время четвертой трехсторонней встречи глав государств

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Напомним, меморандум по Идлибу был принят в сентябре 2018 года по итогам переговоров Владимира Путина с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Этот документ предполагал, что на территориях, которые удерживают вооруженная оппозиция и радикалы, в районе соприкосновения с сирийскими войсками будет создана демилитаризованная зона глубиной 15–20 км. Оттуда должны были вывести отряды экстремистов и тяжелые вооружения. Завершить процесс формирования зоны предполагалось к 15 октября. Кроме того, стороны договорились до конца 2018 года возобновить сообщение по трассам Алеппо–Латакия и Алеппо–Хама.

Установили расширение: террористы захватили почти весь Идлиб

Вместо демилитаризованной зоны в Сирии может появиться исламский эмират

Как теперь видно, сроки сорваны. И более того, с наступлением этого года в Идлибе активизировалась «Джебхат ан-Нусра» (деятельность организации запрещена в России), которая либо уничтожила, либо подмяла под себя многие другие группировки и захватила примерно 90% территории зоны деэскалации. При этом все договоренности исключают эту организацию из режима перемирия, то есть формально она считается законной целью для нанесения ударов.

В таких условиях в экспертных кругах стали всё чаще поговаривать о близости масштабной военной операции против террористов. А потому в преддверии саммита были некоторые ожидания, что сторонам удастся согласовать ее параметры. Тем более глава МИДа Турции еще в конце января рассказал, что Москва предлагала Анкаре начать там совместные боевые действия против боевиков. Однако, как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, речи об этом на саммите не шло.

эдлиб

Город Идлиб, разрушенные здания в результате авиаударов

Фото: REUTERS/Ammar Abdulla

Очевидно, всё вновь упирается в позицию Турции, которая — чуть только появляются намеки на операцию в Идлибе — достает из рукава козырь в лице беженцев и предрекает, что 3,5–4 млн человек могут покинуть свои дома. На этот раз, правда, Реджеп Тайип Эрдоган лишь вскользь указал, что «мы желаем, чтобы ни в Сирии, ни в других регионах, ни в Идлибе не было новой трагедии, новых гуманитарных кризисов». Но и такого намека вполне достаточно.

От Идлиба до ОЗХО: какие плоды принесла встреча в Астане

В Астане завершился 11-й раунд переговоров России, Ирана и Турции

Впрочем, понятно, что беженцы -— не более чем предлог, за которым кроется желание руководства в Анкаре сохранить нынешний статус-кво в Идлибе до лучших времен. И это не случайно: еще в преддверии встречи Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в конце января в Москве в ряде ближневосточных СМИ и экспертном сообществе широко обсуждалась идея сделки, в рамках которой Турция отдает России Идлиб в обмен на согласие последней на создание буферной зоны в приграничных районах Сирии к востоку от Евфрата, о чем активно говорят в последние недели. Однако тогда на итоговой пресс-конференции президент России даже ни разу не произнес слов «буферная зона» и уже этим ясно дал понять отношение Москвы к идее ее создания. Отсюда несложно догадаться, какая судьба ждала предложение о «сделке», если таковое действительно было озвучено. Подвижек с Идлибом с тех пор, разумеется, тоже не было.

Буферизация Сирии

Турция, впрочем, от идеи создания буфера не отказалась. Выступая на пресс-конференции после переговоров, Реджеп Тайип Эрдоган открыто озвучил свое видение ситуации.

— Мы должны знать, что зоны безопасности, которые будут образованы, не должны быть отданы под власть террористов. Турция, хочу отметить особенно, никоим образом не разрешит образование террористического коридора на своих южных границах, — отметил турецкий лидер, очевидно, имея в виду в первую очередь деятельность курдских Отрядов народной самообороны, которые турки считают ответвлением запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана.

эдлиб

Президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган во время пресс-конференции в Сочи

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Перейти Евфрат: Турция рискует еще больше испортить отношения с США

Россия будет в этих процессах пассивным наблюдателем и уже из этого извлечет свою выгоду

Анкара начиная с 2013 года время от времени предлагает создать буферную зону. Новое дыхание эта идея получила, лишь когда оформить ее — а речь в настоящее время идет о линии протяженностью 450 км и шириной 30–35 км вдоль границы с Турцией — предложил президент США Дональд Трамп. С этой инициативой он выступил в середине января в своем твиттере, причем там же он пообещал разорить турок, если те атакуют курдов. То есть, очевидно, задачей буферной зоны американский лидер видит образование барьера между первыми и вторыми.

Анкара между тем за эту идею ухватилась, но, естественно, смотрит на нее по-своему и считает, что именно ее военные должны контролировать будущую зону, а не кто бы то ни было еще. И уж тем более, как следует из нынешних заявлений Реджепа Тайипа Эрдогана, турки не потерпят, чтобы в этом процессе участвовали курды. Пока же Турция проводит консультации с США по тому, на каких принципах буферная зона должна функционировать.

эдлиб

Пограничная зона между Турцией и Сирией

Фото: РИА Новости/Мохамад Маруф

Что касается России, то еще в январе по итогам переговоров с Реджепом Тайипом Эрдоганом Владимир Путин сослался на договор, подписанный Дамаском и Анкарой в 1998 году в Адане. В соответствии с этим документом сирийцы обязываются прекратить оказывать поддержку Рабочей партии Курдистана, а турки, в свою очередь, могут преследовать представителей этой организации в том числе на сирийской территории на расстоянии до 5 км от границы. Но не более того.

По краю: на что рассчитывает Турция в сирийском Идлибе

Последняя зона деэскалации всё еще остается очагом террористической угрозы для всех

— Если говорить об обеспечении безопасности Турции на ее южных границах, то мы относимся к этому с пониманием. Исходим из того, что между Турцией и Сирийской Арабской Республикой имеется соответствующий договор, а в нем прописаны принципы совместной борьбы с терроризмом, — подтвердил позицию России по этому вопросу уже по итогам нынешних переговоров Владимир Путин. — Это может быть положено в основу для работы и сегодня.

Вынужденное ожидание

Прошедший в Сочи саммит со всей очевидностью показал, что окончательно оформленных рецептов ни для Идлиба, ни для буферной зоны до сих пор нет. И, видимо, не будет, пока не появится хоть какая-то ясность с выводом американских войск из Сирии. Хотя по итогам встречи лидеры трех стран поддержали намерение Дональда Трампа, вопросы относительно этого остаются прежними: действительно ли США уйдут, когда уйдут и каким образом уйдут? По крайней мере, из Вашингтона на этот счет приходят противоречивые заявления. Пока же все вынуждены работать в ситуации неопределенности, на что достаточно откровенно указал Владимир Путин.

— Что будет происходить дальше, мы не знаем. На сегодняшний день мы констатируем, что больших изменений на территории нет, но исходим из того, что это всё-таки произойдет, — отметил российский лидер.

эдлиб

Американские солдаты в Сирии

Фото: TASS/Zuma

Как ранее сообщила газета The Wall Street Journal, США намерены вывести свои войска к концу апреля. Случайно или нет, но на апрель намечена и следующая встреча в Астане по сирийскому урегулированию. Возможно, к тому моменту как раз и сложатся новые обстоятельства, с которыми можно будет работать.

Пока же главное достижение прошедшего саммита — это сохранение и продолжение координации между Россией, Турцией и Ираном в Сирии и отсутствие резких односторонних шагов, пусть даже у кого-то и были на каком-то этапе соблазны начать их делать. Такой подход вполне может стать залогом успешных совместных действий, когда — и если — откроется пространство для маневра. А пока надо запастись терпением и просто подождать.

Источник: iz.ru