Жилая тара: почему на севере России люди десятилетиями живут в бочках

12.03.2019 0

Муравленко — небольшой и сравнительно молодой город в Ямало-Ненецком автономном округе, недалеко от границы с ХМАО. Как и большинство местных населенных пунктов, он был основан в конце XX века нефтяниками, приезжавшими в тайгу со всех концов страны. Тогда первопроходцы селились в вагончиках и больших железных бочках. Потом строительство завершилось, в тайге выросла деревня, которая затем получила статус города. А бочки, в которых по-прежнему живет более 20 семей, остались. Очередной виток борьбы с ними местные власти предприняли в конце февраля 2019-го — при этом чиновники утверждают, что готовы расселять людей, но у них нет для этого необходимой правовой базы. Подробнее — в материале «Известий».

Города художников

Где в России пока рады стрит-арту

Город

История города Муравленко напоминает историю большинства других небольших городов и поселений, основанных на Ямале и в соседнем Ханты-Мансийском автономном округе в 1970–1980-х годах, когда в Западной Сибири открыли и начали активно осваивать нефтеносные месторождения.

На строительство люди ехали со всей страны — в погоне за «длинными» северными и нефтяными деньгами и за романтикой таежного быта. В неосвоенных таежных районах строители, геологи и нефтяники селились во времянках — металлических вагонах или больших бочках, которые к тому же было легко перемещать с места на место. Впоследствии, даже после того как в тайге вырастали деревни и целые города, многие оставались в таких домах, так называемых балках.

бочка

Так выглядел «образцово-показательный» интерьер вахтового домика строителей на нефтяных и газовых месторождениях,1982 год

Фото: ТАСС/В. Кожевников

Своим необычным названием город обязан советскому функционеру и руководителю одного из нефтеперерабатывающих предприятий, Виктору Муравленко, который в конце 1970-х принял активное участие в освоении местных нефтяных месторождений. Как следует из официальной истории города, в 1975-м в этих местах пробурили первую поисковую скважину, в 1980-м Тюменский облисполком утвердил место, на котором планировалось возвести новое поселение, а первые строители появились здесь в октябре 1982-го.

бочка

На строительстве поселка Муравленковского, 1984 год

Фото: МУК ЭКМ/ekm.muravlenko.com

К этому моменту здесь не было ничего — только глухая тайга и старые зимники, оставленные проводившими разведку геологами. Из ближайшего существовавшего на тот момент города, Ноябрьска, до новой стройки на проходимых «Уралах» нужно было добираться около 12 часов по бездорожью, пересекая вброд сразу несколько рек.

На Ямале ускорят темпы строительства новых домов

Руководству ЯНАО поручили решить проблему ветхого жилья

«Перебравшись по трубам через реку Пяку-Пур — к строительству моста приступили только зимой, — мы прибыли на место будущего города. Первая бригада состояла из пяти лесорубов, фамилия одного из них — Волкодав. Первым начальником участка был Владимир Иванович Гузенков. Кругом простиралась куцая тайга, просек еще не было. Выгрузили электростанцию на 30 кВт и два вагончика», — вспоминал позднее один из участников строительства.

С этих двух вагончиков и началась история Муравленко. Следующей весной они сдали в эксплуатацию первые деревянные общежития и сюда потянулись люди. К 1984 году в поселке жили более 1,5 тыс. человек, действовали столовая, магазин, амбулатория и автономная телефонная станция на 200 номеров. Собственно, именно 1984-й считается годом основания Муравленко — в этом году город (этот статус поселок получил уже в 1990-е) будет отмечать 35-летие.

бочка

Вид на строящийся поселок Муравленковский,1985 год

Фото: МУК ЭКМ/ekm.muravlenko.com

Сегодня в городе по-прежнему живут за счет добычи нефти. Сейчас его население составляет более 30 тыс. человек, в Муравленко есть сразу несколько школ, колледж и филиал Тюменского нефтегазового университета. В социальных сетях, посвященных Муравленко, ведут подсчет младенцев, появившихся на свет в местном роддоме, рассказывают об обустройстве местных скверов, планах по отлову собак на улицах и рекламируют театральный буфет, открывшийся в ДК «Нефтяник». Кроме того, если верить Google-картам, тут работают сразу несколько кафе и ресторанов, в том числе с обязательными для любого российского города японской и итальянской кухнями.

Аварийного жилья в стране меньше не становится

За время действия программы расселения образовалась новая очередь живущих в непригодных условиях

Однако память о романтическом времени первопроходцев в городе осталась — в пригороде находится поселок Сосновый Бор, бывшая территория одного из местных промышленных предприятий, в котором стоят 23 железные бочки, в которых зарегистрированы и проживают 65 человек, 18 из них, по данным городской администрации, являются несовершеннолетними.

Граждане, проживающие в бочках

О местных «диогенах», как их назвали в региональной прессе, в очередной раз вспомнили в конце февраля 2019-го. Тогда глава города Муравленко Александр Подорога отчитываясь перед муниципальными депутатами о планах по развитию города, рассказал, что администрация города намерена попросить помощи у окружных властей на то, чтобы расселить живущие в бочках семьи. В городской администрации посчитали, что на эти цели потребуется около 48 млн рублей. При этом обсуждается судьба прилегающего к городу поселка уже не один год.

Когда-то эти земли были территорией «Холмогортрубопроводстроя». Для своих рабочих предприятие построило здесь вахтовый поселок с общежитиями, привычными для севера вагончиками, к которым «примостились» бочки, доставленные с нефтепромыслов и предназначенные для временного проживания.

бочка

Дом-бочка в городе Муравленко

Фото: МАУ «Муравленко Медиа»

Арктический вектор

Губерантор ЯНАО доложил президенту о планах по развитию железнодорожного сообщения в регионе

Жители поселка говорят, что 30 лет назад их выдавало им предприятие. В администрации объясняют, что рабочие привозили бочки на территорию поселка сами и сами же подводили к ним коммуникации.

После того как предприятие обанкротилось, земля перешла на баланс города, а вместе с ней — местные общежития и бочки, в которых жили люди. При этом документов у живущих в них людей на руках не оказалось.

«В 1980-х годах не было регистрационной и земельной палат, поэтому ЗАО «ХТПС» выдавало жилье без документов на землю. При распаде организации у людей на руках остались документы купли-продажи или счет-фактура», — отмечал в 2014 году Ханоглан Шахвердиев, житель поселка Сосновый Бор.

О расселении рабочего поселка заговорили в начале 2010-х, вскоре после того как на свою должность был назначен действующий глава города Александр Подорога. Как объясняют в администрации, после этого в городе провели инвентаризацию имущества, расположенного на территории Муравленко, в том числе и жилых строений. В 2012 году было объявлено о планах по расселению жителей рабочих общежитий, располагавшихся недалеко от бочек.

бочка

Одна из времянок в промзоне города Муравленко

Фото: МАУ «Муравленко Медиа»

Сносные деньги

Почему в Бурятии сжигают ветхое жилье

При этом если с расселением деревянных общежитий сложностей не возникало, то законных оснований для переселения «бочкового» поселка в комфортное жилье нет — их ситуация не подходит ни под одну из действующих программ переселения. Бочки не считаются недвижимым имуществом, а значит, к примеру, не могут быть признаны аварийным жильем и, в принципе, не состоят на кадастровом учете. Но прописка у их обитателей есть.

«В настоящее время собственники бочек имеют официальную регистрацию в них — явление парадоксальное и возникшее в прежние времена. Буквально это сродни тому, чтобы прописаться в автомобиле. Тем не менее штампы о регистрации есть», — пояснил «Известиям» глава города Муравленко Александр Подорога.

Промзона

Сами жители до последнего времени на свои жилищные условия не жаловались: на участки были подведены все необходимые коммуникации, территория поселка, который в администрации «Известиям» назвали стихийным, обслуживалась коммунальщиками и транспортниками, жители, по их словам, в свою очередь, исправно платили по счетам.

Об этом в 2014 году говорил и Ханоглан Шахвердиев, который от имени жителей Соснового Бора опубликовал открытое письмо, адресованное президенту страны, с просьбой вмешаться в ситуацию (связаться с Ханогланом Шахвердиевым для комментария редакции не удалось — на запросы, отправленные в социальных сетях, пользователь с этим именем, проживающий в городе Муравленко, корреспонденту к моменту публикации материала не ответил).

Жители просили не о переселении, а о том, чтобы им разрешили оставаться в обжитых домах и помогли получить все необходимые для этого документы.

бочка

Фото: vk.com/Муравленко

«Каждый из нас проживает в поселке 10 и более лет. Мы живем семьями, где родились наши дети и внуки. У каждого из нас имеется постоянная регистрация по месту жительства», — говорилось в открытом письме.

Без продыха: почему подъезд жилого дома в Волгограде повис в воздухе

Простая перестановка мебели в квартире может стать для прогнившего образца сталинского ампира роковой

В письме также отмечалось, что в начале 2014 года городские власти выписывали жителям поселка штрафы за якобы незаконно занятую землю (на сами участки у них документов не было). В городе это опровергают — по официальным данным, о штрафах речи не шло.

«В 2013 году специалисты провели 17 выездных проверок. Выявили незаконные постройки, определили статус многих помещений и жилищные нужды их владельцев. Также были обнаружены нарушения — использование земельных участков без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов. Гражданам, проживающим в бочках, было вынесено предупреждение без наложения денежного взыскания», — объяснили «Известиям» в администрации.

О том, что обитатели Соснового Бора изначально боролись не за переселение, а за то, чтобы получить официальные права на свои участки, уже в начале зимы 2019-го местному телеканалу «Ямал Регион» рассказывал другой житель поселка, Альгис Бредис: «Поначалу хотели, чтобы нам здесь выдали участки и уже сами бы строились, тут все коммуникации, всё есть здесь, но отказали, сказали — промышленная зона».

Промзоной, то есть территорией, не предназначенной для проживания людей, эта земля стала в 2015 году, когда в Муравленко был разработан новый генеральный план застройки города.

В том же году жители района через суд потребовали от администрации признать жилые бочки с пристройками их недвижимой собственностью в силу приобретательной давности. По действующим в России законам, если человек изначально не являлся собственником недвижимого имущества, но владел им добросовестно, открыто и непрерывно в течение 15 лет, он имеет право оформить на него право собственности.

Однако в удовлетворении иска суд отказал в связи с тем, что бочки «являются самовольно возведенным строением, расположенным на неправомерно занимаемом земельном участке», подчеркивают в администрации. При этом права собственности людей на сами бочки там не отрицают.

бочка

Вид на город Муравленко

Фото: vk.com/Муравленко

«Жильцы имеют на руках документальное подтверждение — счета на покупку бочек, договоры купли-продажи, технические паспорта. Кто, где и на каких основаниях их оформлял — за давностью лет выяснить уже невозможно. Вероятно, на такой шаг прежние власти пошли по понятным только им соображениям. Но люди — полноправные владельцы бочек, которые не являются объектами недвижимости», — объясняет Александр Подорога.

Война с могущественным планом: омичи лишаются права на ремонт жилья

Собственники не могут ни реконструировать свой дом, ни возвести новую постройку, ни продать недвижимость

Юрист организации по защите прав потребителей «Народная защита» Игорь Зверев пояснил «Известиям», что в целом у жителей поселка были «весомые основания» для того, чтобы подать на апелляцию и самим создать первый прецедент, добившись признания бочек своей недвижимой собственностью. Сделать это они могли в том числе на основании имеющихся документов купли-продажи, тем более если бочки являются для них единственным жильем. Но информации о других попытках жителей Соснового Бора сохранить за собой право на земельные участки через суд у редакции нет.

«Северная» проблема

Ситуация с «бочковым» поселком в городе Муравленко для Севера — не уникальная. Летом 2018-го СМИ уже рассказывали о многодетной семье из числа коренных малочисленных народов Севера, которая после переселения из чума несколько лет прожила в железном вагончике (балке) в ожидании стационарного жилья.

Правда, в администрации Тазовского района ЯНАО, где и находится балок, журналистам тогда сообщили, что в действительности жилплощадь семье предоставили еще несколько лет назад — просто большая семья в том доме не поместилась, а право претендовать на новое вне очереди потеряла после того, как большинство детей достигли совершеннолетия.

В ответ на запрос «Известий» в районной администрации сообщили, что семья ведет кочевой образ жизни, а выделение жилого помещения для нее «будет производиться в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации в порядке очередности согласно дате подачи заявления».

Пока семье, согласно постановлению правительства ЯНАО, выделяются «товарно-материальные ценности», положенные представителям коренных и малочисленных народов Севера, ведущих кочевой образ жизни.

Фото: соцсетиТак обычно выглядит стандартное временное жилье строителей и вахтовиков, в котором некоторые остаются жить на годы

Ранее появлялись сообщения о том, что на Ямале число обитателей такого временного жилья может составлять тысячи человек. В пресс-службе правительства ЯНАО «Известиям» подтвердили, что такая проблема в автономном округе есть, но отметили, что всего в балках, по данным департамента строительства и жилищной политики ЯНАО, живут не тысячи человек, а 399 семей.

Родное пепелище: как живется там, где жить нельзя

Врачи «скорой» думают, что ошиблись адресом, когда видят один из жилых домов Омска

Такое количество временного жилья там объясняют особенностями застройки второй половины XX столетия, когда шло освоение Западной Сибири.

«Застройка тогда шла хаотично, генпланы зачастую отсутствовали, не было и самой стратегии дальнейшего развития конкретного населенного пункта. Капитального жилья практически не строили, возводилось в основном временное жилье. К этой категории относятся и многочисленные передвижные жилые помещения (балки), и деревянный жилфонд», — говорится в сообщении пресс-службы.

При этом в окружном правительстве подтвердили, что сегодня чаще всего проблема действительно заключается в том, что балки не обладают необходимым правовым статусом для того, чтобы включить живущих в них людей в одну из существующих программ по расселению.

Специальная субсидия

Вопрос расселения из ветхого или аварийного жилья в России стоит достаточно остро. Еще в 2012 году был издан указ президента № 600, по которому в том числе предписывалось к 2020 году предоставить комфортное жилье 60% семей, желающих улучшить свои жилищные условия.

В 2017 году, во время «Прямой линии», Владимир Путин поручил региональным властям ускорить переселение из бараков, после того как жительница расположенного в городе Нягани в ХМАО вагон-городка (там люди, приехавшие работать на новом месторождении, десятилетиями живут в вагончиках) пожаловалась на свои жилищные условия.

В правительстве ЯНАО говорят, что к 2017-му расселили все дома, признанные аварийными на начало 2012 года — всего в новое жилье переехало около 15 тыс. человек. Однако уже после 2012 года в округе были признаны аварийными 607,2 тыс. кв. м жилого фонда, в том числе и за счет большого количества расположенных на территории округа времянок.

бочка

Бытовки на строительстве Нягани, ХМАО. Фото из архивов

Фото: vk.com/Нягань [ТН]/Администрация города Нягань

Генпрокуратура требует от Минстроя ускорить расселение ветхого жилья

Надзорное ведомство выяснило, что программы расселения не выполнены во многих регионах

Для их переселения в 2018 году в автономном округе была разработана уже новая адресная программа, по которой до 2022 года планируется переселить почти 25,5 тыс. человек (это почти 8,5 тыс. семей), то есть около 5% от всего населения автономного округа, в котором живут примерно 540 тыс. жителей. В 2018-м в новые дома по ней уже переехали почти 1,2 тыс. семей, в 2019 году переселить планируется около 1,3 тыс. семей, при этом на эти цели из регионального бюджета выделено около 5 млрд рублей.

Однако решение жилищного вопроса для людей, живущих в балках или другом временном жилье, которое не может быть признано недвижимым имуществом, требует особого подхода, поскольку оно не подходит под условия существующих программ. В ЯНАО говорят, что стараются решать эту проблему на региональном уровне. В Муравленко, в свою очередь, ранее сообщили, что рассчитывают на помощь округа в расселении Соснового Бора.

бочка

В вагон-городке Нягани, который стал одним из самых известных подобных поселений в стране

Фото: ugra-news.ru

По данным городской администрации, в конце февраля из окружного бюджета были выделены средства на расселение нескольких семей, живущих в бочках. В первую очередь тех, в которых воспитываются маленькие дети. Однако использовать их по назначению чиновники пока не могут из-за отсутствия правовой базы. Именно эту проблему сейчас решают в городе совместно с окружными властями, объясняют в Муравленко. Не исключено, что для этого в городе может быть создан особый механизм, позволяющий выделять субсидии людям, зарегистрированным и живущим в строениях, не предназначенных для проживания и расположенных в городской промзоне.

Источник: iz.ru