Монолог боли мужчины, уставшего от женщин, которым нужны только деньги

18.10.2019 0

Мы публиковали истории героинь, где мужчины отказывались платить алименты. Однако не всегда после разводов страдают только женщины. Публикуем этот откровенный текст одного мужчины (анонимно по его просьбе), который был женат три раза и после каждого развода он платит алименты. И честно признается в том, что очень часто женщины видят в муже лишь источник доходов, а не человека. 

Дочка ходила в рваной одежде, была вечно голодная.

С первой женой мы были в браке 8 лет. До этого еще несколько лет встречались.

А ушел я от нее в один день, когда укрепился во мнении, что она меня обманывает. Шел к этому три года, но все не хотел верить, да и считал, что дочке нужна полная семья.

8-летняя дочка осталась с женой, я стал каждый месяц добровольно платить алименты. Совместно купленная квартира тоже осталась им. С этой женой я имел неосторожность брачный контракт подписать и по нему мне причиталось только 12% квартиры. Я упустил один нюанс, и в итоге пришлось уступить жилье, хотя справедливо было его делить в равных долях.

Очень скоро я заметил, что алименты мои до ребенка почти не доходят. Дочка ходила в рваной одежде, была вечно голодная. Я и мои родители стали покупать одежду и еду, кормить, когда дочка была у нас на выходных. По несколько раз в год я отправлял ее со своими родителями в санаторий на оздоровление. Это все в дополнение к алиментам.

Переезжать ко мне дочка не хотела, поскольку мама и бабушка хорошо обработали ее и настроили против меня, а потом и против моей новой семьи, когда она появилась.

Только, когда дочке было уже тринадцать лет, она захотела жить у меня. Дочка поругалась с мамой и сложив свои вещи, в один день переехала ко мне. Полгода мы жили вместе. Все это время мать ни копейки на ее содержание не давала. Потом она какими-то правдами или неправдами уговорила дочку вернуться.

Не прошло и месяца, как бывшая жена пришла ко мне с вопросом: «А, когда денежка будет?» (то бишь алименты). Я ответил, что полгода она ничего на ребенка не давала, поэтому у меня есть полное моральное право ей тоже полгода ничего не давать. И более того – я завел дочке карточку, куда отправлял ей деньги на расходы: одежду, обувь, линзы, еду и прочее для себя она покупала сама.

Несмотря на все это, спустя несколько месяцев мне пришла бумага из суда, что по заявлению бывшей с меня взыскали алименты. Я написал возражения, и вынесенное заочно постановление отменили. Но бывшая не успокоилась и подала иск на алименты. Причем потребовала их за последние 3 года. Когда это увидел, чуть не поседел, посчитав, сколько с меня за это время могут взыскать в дополнение к тому, что я жене и дочке уже дал…

Нас вызвали в суд. Мои аргументы про то, что я даю деньги лично ребенку, судья слушать не стала. Вызывать ребенка в суд она тоже отказалась… Я решил не усложнять дело и предложил добровольно платить бывшей твердую сумму – ту, которую до этого в среднем в месяц переводил на карточку дочке. Об этом мы и подписали мировое соглашение.

Дочка в этом споре заняла позицию матери. «Я не скажу тебе сейчас то, что она мне сказала. Может быть когда-нибудь за чашкой чего-то крепкого. Но я поддерживаю маму, и понимаю, что отношения с тобой у нас разладятся», — сказала мне дочка перед судом.

До этого мы были неразлучны, а с момента суда и до сегодняшнего дня мы виделись, может, раза три… С моими родителями дочка тоже стала общаться меньше. Раньше она все лето жила с ними на даче, а в этом году была там пару дней. Ведь, когда она с бабушкой, маме алименты не положены! И более того – это мама должна давать деньги бабушке на питание.

По обрывкам информации я понимаю, что мои алименты, которые я сейчас плачу официально, тоже до дочки не доходят. К примеру, раствор для линз нужно менять раз месяц, а она использует начатую бутылку уже три с половиной месяца …

Это тоже больно. Но здесь проще – дочка большая, она жила со мной и видела мое отношение. Дочка знает, что можно было в любой момент позвонить и сказать: «Папец, закинь мне на карточку 150 рублей, я себе кроссовки присмотрела» или «Закинь десятку, я от брата на Убере поеду, уже поздно». Поэтому это ее выбор – поддерживать мать и ходить с голым задом. В любой момент она может этот выбор изменить. Если захочет.

«Я не такая с..ка, как твоя предыдущая, это твоя квартира, я на нее претендовать не буду».

Со второй женой в браке мы были почти 5 лет, до брака еще год встречались. Брак дал трещину уже через два года.

Все время брака, год до него и год после, пока мы не продали квартиру и не разъехались, жена была на моем полном обеспечении и нигде не работала. Я вдохновил ее бросить работу по найму за 200 долларов в месяц и начать собственный бизнес. Работу она бросила, а бизнес так и не начала. А потом она забеременела.

Беременность у супруги протекала тяжело, половину срока она провела по больницам. Зная условия наших больниц, несколько месяцев ее пребывания в областном роддоме я оплачивал отдельную платную палату. Раз в день, а то и два приезжал, навещал, выводил гулять, всячески скрашивал ее пребывание там. В тот момент моя фирма вливалась в международную сеть, и я был на два фронта. Помню, после презентации запуска нового бренда наши иностранные партнеры поехали отмечать это дело в ресторан, а я отказался и поехал в больницу к жене.

Когда она родила двойню, начался новый этап жизни. Первые полгода нам помогала моя мать плюс я нанял няню (няня помогает до сих пор, хотя детям уже шестой год). Днем жена справлялась с помощью кого-то из них (а то и двоих сразу). А ночью на вахту заступал я. Дети кушали по три раза за ночь. Причем в разное время. Ребенок плакал, я вставал, менял памперс, нес к жене на грудь. Она кормила в полудреме, я относил обратно в кроватку. Через минут 20-30 история повторялась с другим. Потом опять с первым… А утром на работу – управлять компанией… И так где-то полгода.

А еще я и готовил, жена не умела и не любила это делать, и убирал, ведь у жены после детей на это не хватало сил, и деньги зарабатывал (ну она же в декрете), и за детьми смотрел (маме ведь тоже надо как-то отдыхать и за детьми должны оба родителя смотреть). При этом уделял время и дочке от первого брака.

И вот в один прекрасный вечер накануне Нового года (когда детям уже был почти год) моя благоверная заявляет мне, что в новом году она бы хотела пойти к коучу, чтобы та «научила ее, как сделать меня счастливым». Это было последней каплей… Я взорвался и часа полтора рассказывал жене, как сделать меня счастливым. Я не просил много. Только готовить еду, заниматься со мной сексом, поддерживать минимальный порядок в доме и заниматься с детьми. Будучи весь день дома, жена ими не занималась, дети просто сидели в своих кроватках, даже ползать их она не выпускала – «не дай Бог куда-нибудь влезут». После моего монолога я ожидал, что со стороны жены будут какие-то встречные просьбы. Но прозвучала всего одна фраза: «Ты закончил? Пошли спать»…

И ничего не поменялось. После этого такие монологи у меня случались где-то раз в полгода.

Следующей весной я купил дом в деревне, чтобы дети могли провести лето на воздухе. Но жена сказала, что детей туда не повезет, т.к. в доме «10 слоев обоев, на них пыль и аллергены!». Я пытался убедить ее, что дети туда поедут, чтобы быть на улице, но это не подействовало. Месяц я с другом приводил дом в порядок, сорвал «10 слоев обоев», сделал сам отделку.

После этого жена заявила, что нужен душ. Сделали душ.

После этого потребовалась детская площадка – сделали площадку…

После этого потребовался, как жена выразилась … «загон для детей», чтобы жена могла там закрывать детей, дабы сходить в туалет или отдохнуть. Загон должен был быть «с дощатым полом, стенами, дверью, крышей и не менее 10 квадратных метров, чтобы детям было место для игр в дождь». Нарисовали такой загон – получилась беседка. Но ее мы сделали, правда, уже на следующий год, так как то лето закончилось.

Жена с детьми тем летом выбралась в деревню только тогда, когда мы переехали на Каменную горку и оказалось, что в жару там негде прятаться – деревьев просто нет, а все мамы с колясками прячутся под кондиционером в местном ТЦ. Вот тогда она и вспомнила, что у нас есть свой загородный дом! Но выдержала супруга там всего три дня. То, что там детям было лучше, увы, ею не учитывалось. Так закончилась моя иллюзия того, что у нас может что-то наладиться.

На Каменную горку мы переехали в свою 4-комнатную квартиру, которую я купил тем же летом, через месяц после покупки дома.

90% денег, за которые я купил квартиру, я заработал до этого брака. Жена это знала. И когда мы обсуждали покупку квартиры еще на раннем этапе наших отношений, прямо говорила: «Я же не такая с..ка, как твоя предыдущая, это твоя квартира, я на нее претендовать не буду».

{if 0}

{/if}

Более того, ее отец обещал ей подарить квартиру, «когда она определится со спутником жизни». Но мы на тот момент уже 3 года вместе жили, а свое обещание отец выполнять не спешил.

Также мы обсуждали вопрос о брачном контракте. Позиция жены была четкая: «Или контракт, или семья». Мол, контракт – это признак недоверия, он убьет любовь и т.д.

Я поверил обещанием жены не претендовать на квартиру и купил квартиру без контракта.

Жизнь в своей большой квартире не сделала нас ближе и счастливее. Мои монологи о том, как сделать меня счастливым, повторялись. Жена особых усилий сделать меня счастливым не предпринимала.

К моим просьбам еще добавилась просьба кормить детей нормальной едой. Поскольку жена не готовила, то покупала детям жидкое детское питание в магазине, хотя они вполне уже могли есть обычную пищу. Но мои просьбы бились как горох о стену. А как-то вечером на домашнем компьютере я нашел ее задание, сделанное после занятий с коучем (она с ней все же занималась и, разумеется, за мой счет). Моя жена подготовила и «запустила во Вселенную» пожелания к «новому герою ее романа». Ни много ни мало – 50 пунктов.

Вскоре там же обнаружилась и электронная переписка с «другом детства», а потом – еще с одним. Тогда только я понял, для чего жена закрывается на два часа вечером в комнате, мотивируя это тем, что дети долго засыпают.

А спустя время, осознав, что ничего не изменится, я подал на развод. Первый раз в суде мы помирились. Что-то во мне ёкнуло, и я подумал, а вдруг все еще получится. Но меньше чем через год подал на развод повторно и довел его до конца.

Когда мы разводились, я советовался с адвокатами по поводу квартиры. Они рассказали мне, что практика такова, что невозможно доказать, что это мои деньги… А жена на тот момент уже забыла о своем обещании и требовала купить ей с детьми двухкомнатную квартиру (она стоила процентов 80 от цены нашей четырехкомнатной). Потом ее аппетиты уменьшились до 50%, и в итоге мы договорились на 1/3. И это при том, что «по понятиям» ей в квартире принадлежало всего 5%…

По условиям брачного контракта, который мы заключили уже в процессе развода, ей причиталось 30000 долларов от квартиры, 400 долларов в месяц алиментов на детей. И еще 2000 она потребовала, чтобы я ей дал сразу после заключения контракта на … новый бизнес, чтобы она могла после развода от меня не зависеть.

2000 она получила, потратила, но бизнес так и не запустила.

Работать не пошла и сейчас живет в съемной квартире, проедая мои 30000 и ежемесячные алименты. Отец квартиру ей так и не подарил. И более того – живя один, он даже не предложил ей переехать к нему, чтобы не тратить деньги на съемное жилье.

Детей я забираю к себе на выходные и в отпуск. За эти дни стараюсь хоть как-то их откормить и выгулять. Как рассказывают дети, на завтрак мать им дает «много конфет», «а еще приходил дядя Саша и приносил нам сушки»… Сушки или сухие завтраки в сухомятку – это стандартный завтрак, который она им дает. Стандартный ужин – яблоко на двоих…

Когда они не ходят в сад, то сидят в четырех стенах, поскольку мать боится выходить одна с ними на улицу. На няне стала экономить, а ее отец помогать ей не спешит. И я понимаю, что те алименты, что я плачу, она тратит не только на детей, но и на себя.

Когда я ставлю вопрос о том, на что уходят алименты, в ответ слышу: «Я не обязана перед тобой отчитываться!».

Имея стабильный доход в виде моих алиментов, она не заинтересована идти работать.

Что-то с этим сделать в нашей стране сложно – в 99% случаев детей оставляют с матерями. И я боюсь, что если потребую через суд передать детей мне, то вообще не смогу их видеть и брать к себе.

Но еще больше боюсь, что однажды после рассказов детей про конфеты и сушки на завтрак мое терпение лопнет…

Оплачивал отпуск, кредит, квартиру.

С третьей женой у нас были отношения 2 года. Мы не расписывались, хотя и обсуждали это.

Отношения у нас были горячие. Но мы как горячо сходились, так горячо и эмоционально расходились. То на неделю, то на полгода. Потом я остывал и шел мириться.

Когда помирились перед последним заходом наших отношений, она сказала, что хочет партнерских отношений: чтобы все было поровну. В первую очередь расходы.

Я удивился. На тот момент на ней был кредит, плюс она брала деньги в долг у меня, чтобы покрыть долги бывшего мужа. Также брала и на свой творческий проект. В общей сложности на тот момент она взяла у меня в долг 3500 долларов.

Она много работала, чтобы прокормить себя и двоих детей, но зарабатывала не очень. Отец ее детей алиментов ей не платил.

Я помогал ей – оплачивал ей отпуска по 1,5 месяца. Когда не было денег на кредит, давал ей, чтобы банк не насчитал штрафы, иногда оплачивал ее съемную квартиру (однушку, где она ютилась с детьми и собакой). Покупал продукты. Эти деньги никогда не считал и назад не требовал. Это же была моя любимая женщина! Я должен ей помогать.

Поэтому предложение делить расходы поровну меня удивило. Но она настаивала, и мы на этом порешили. Продукты летом в отпуске покупали 50/50, на море с ее детьми съездили тоже 50/50 (хотя ту свою половину платы за поездку она мне так и не вернула). Пока мы были в отпуске, ее кредит и квартиру оплачивал я – чтобы она могла не работать и спокойно побыть с детьми за городом. Мы жили все вместе в моем доме: мы вдвоем, ее дети и мои.

Осенью сняли большую трехкомнатную квартиру тоже 50/50. И это было начало конца. В квартире той мы пожили всего 1,5 месяца. Я, она, двое ее детей и ее собака. За квартиру пополам, коммуналка, еда пополам.

Через месяц на ровном месте поругались, она собрала вещи и съехала обратно в свою однушку, которую, как выяснилось, оставила как запасной аэродром.

За этот месяц она успела взять у меня в долг еще 1000 на новый фотоаппарат для работы. Обещала вернуть, как продаст старый, но долг так и не вернула. Та ссора стала решающей. Под влиянием своей подруги т.н. «женского психолога» она стала описывать свою жизнь в социальных сетях. Написала и о нашем конфликте (свое видение ситуации, которое с реальностью совпадало процентов на 20) и с незнакомыми людьми обсуждала меня, соглашаясь с тем, какой грязью они меня поливали.

В тот момент я понял, что первый мириться я не пойду.

На момент разрыва она была должна мне больше 5000 долларов. В честности и порядочности ее я не сомневался, поэтому расписок ни на одну сумму не брал.

После разрыва я выждал больше года, пока улягутся эмоции, и потом напомнил ей про долг. По вайберу. Вместо ответа получил блокировку. Ватсап – то же самое. Телеграм – то же. Стал пытаться достучаться через общих знакомых – мягко говоря, она их посылала. Написал ее маме – та попробовала что-то сделать, но видимо ее тоже послали. Привлекал медиаторов, чтобы те организовали встречу для диалога – все впустую.

После полугода таких напоминаний я пустил в ход «тяжелую артиллерию» — напечатал листовку, адресованную ее соседям, что у вас в доме живет человек, который берет деньги в долг и не возвращает. А рядом рамка для фотографии. И приписка, что, если этот человек не вернет деньги через месяц, там появится его фото. Эти листовки курьер раскидал по почтовым ящикам ее дома и наклеил на доске объявлений.

На следующий же день она мне позвонила, прокричав в истерике, что ничего мне не должна. Она «все уже отработала», посидев два месяца с моими детьми на даче и оказывая мне некие «бесплатные услуги». И бросила трубку.

Вот сейчас сижу и думаю, ответить на это заявлением в милицию или списать как безнадежный долг и забыть.

А как потом понял из обрывочных рассказов общих знакомых и некоторых ее постов в соцсетях, основной причиной разрыва для жены стало то, что я требовал от нее … оплачивать половину расходов. Настоящие мужчины так не поступают, а ей нужен настоящий!

Вывод:

Я не берусь судить моих бывших. Каждую из них я любил их и давал им все, что у меня было. Простить мне их нелегко, но я работаю над этим. Пусть они будут счастливы!

А я заработаю еще много раз по столько, сколько они от меня получили.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

15.10.2019

Источник: mamochki.by